root
...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

rootПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5


среда, 12 марта 2014 г.
... змейлитый 15:03:56
 Разочаровался в людях, а они - во мне.
Я оказался слишком закрытым, молчащим, каменным.
Люди же - ранимы, неопытны, чувствительны.
Я зрю в корень.
Люди оказались слепы.
Прoкoммeнтировaть
вторник, 4 марта 2014 г.
Предугадываешь. змейлитый 05:06:49
 Предугадываешь.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 3 марта 2014 г.
... змейлитый 19:27:41
 Забери меня к себе.
Прoкoммeнтировaть
23:23 змейлитый 19:17:18
 Наизусть.
Каждую строчку ощупываю взглядом, обнимаю глазами. А что еще делать?
Спокойной ночи. Хочу сказать самые важные слова, прижавшись спиною к деревянным краям кровати. Пол холодный, только лишь. Оправдания. Ты не рядом.
Совершенно не хочу вспоминать, что до твоих теплых плеч в черном свитере еще неделя. Тебя выдают твои руки, хочется сказать. Не нервничай. Я просто сплю на ходу.
Улыбаюсь, чтобы ты не боялся. Сама боюсь. А что дальше?

Ты спишь. И пусть тебе приснится, как я рассуждаю, правильно ли быть самым важным, или проще оставаться в тени родного тела.

Я таскаю за собой свое тело, а ты пытаешься тащить душу. Кто из нас неправ? Какая разница. Засыпаем мы все равно с тем же чувством дышащей пустоты внутри, и это единственное, что нас объединяет.

Будем вместе?
Прoкoммeнтировaть
вторник, 18 февраля 2014 г.
... змейлитый 16:58:30
 Бесполезно пропадать в своих иллюзиях. Мир от этого не изменится.
Слякоть на улице. Бардак в доме. Опустение в душе.
Мне хочется напиться, но в доме нет даже чая.
Некуда. Некуда скрыться, зарыться, спрятаться. Некуда. Некуда.
И тягостно от этого, будто к душе, как к шее надоевшей собаки, привязали огромный груз, и сейчас выкинут, выбросят за борт, и я умру. Но мне все равно. Я даже подсознательно жду этого, этой кульминации всего, чтобы уже закончилось все поскорее, и тяжелый камень перестал тянуть меня, душа, ко дну. Потерявшись в четырех стенах, забыв как думать, не в состоянии позвать на помощь, не умея даже говорить. Плохо. Плохо от этого, как-то по-особому дико и опустошенно.
Время остановилось. Остановилось, чтобы меня до конца добить, не оставить, превратить из живого настоящего тела в мокрое пятно на полу. Тянет камнем, огромной тяжестью наваливается на плечи.
Задумчивость. Что со мной?
Память предает меня все чаще. Иногда я забываю, что я - есть, что я существую, и что нужно жить, двигаться, существовать. Все чаще забываю как думать, как дышать. Забываю, что сердце должно биться, кровь двигаться по телу, перенося жизненно важное (или для меня не совсем) что-то.
Не в состоянии даже подняться, я совершенно забываю существовать.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 17 февраля 2014 г.
... змейлитый 13:48:58
 Я здесь.
Я шепчу старые молитвы, сидя на холодных ступенях и сжимаю свое запястье.
Я выдыхаю сигаретный дым вместе с холодным зимним воздухом и считаю свой пульс.
Раз, два, три. Господи, прости меня.
Я осознаю, как безнадежно больна от того, что происходит.
И вроде бы не важно, что ты говоришь мне это только сейчас, после всего, что мы пережили. Меня совершенно не волнует, что ты сейчас идешь в противоположную от нашего дома сторону, натыкаешься обувью на глыбы застывшего снега и чертыхаешься, обвиняя меня в том, что я делаю. Ты уходишь от меня все дальше, но ветер продолжает доносить до меня твой холодный запах белой сирени и миндаля. Я не иду за тобой. Я устало привалилась к стене, как ослабевший от голода бездомный, там, где меня, бессильную, и оставили.
Я вспоминаю нашу жизнь. Наши обшарпанные стены безразличия к будущему, записи нашего смеха на скрипящих грампластинках и огромные окна твоих глаз. Я вспоминаю пустоту и безнадежность в твоем всегда напряженном взгляде. Я вспоминаю, как медленно билось Наше Общее сердце.
Раз, два, три. Господи, прости меня.
И как ни старайся, мы дышим одним воздухом. Хоть я и бездумно снова пытаюсь уничтожить часть себя, убить в себе Твою Кровь, избавиться от навязчивых мыслей. И запах твой все не отпускает, запах бессильной злобы, безграничной усталости от моих выходок и сдерживаемых слез. Твой образ, тонкий и белый, как дым, снова встает передо мной, и я улыбаюсь. Я, уставшая от всего. Я, прижавшаяся к холодной, как падающий снег, стене. Я, умирающая на бетонных ступенях старого дома. Я, считающая свой пульс.
Раз, два, три. Господи, прости меня.
И послушай, наконец, меня. Ты убегаешь, ругаешься и плачешь, из-за меня. Все твои проблемы – они из-за меня. И я виновата во всем, от чего ты так безгранично устала. Прости меня. Прости меня. Прости меня. Прости меня.
Я шепчу в пустоту:
- Прости меня.
Твое молчание и безмолвное терпение – это то, чего мне никогда не достичь.
И за что я люблю тебя. Я безгранично люблю тебя. И я буду с тобой, даже если ты убегаешь, потому что мы – одно целое. Мы с тобой – одно целое. У нас на двоих – одно уставшее слабое сердце. Одно сердце.
Раз, два, три. Господи, прости меня.
Прости меня.
Прoкoммeнтировaть
глупости змейлитый 13:46:23
 Сейчас мне хочется уйти. Неважно, куда. Не важно, зачем. Хочется целую вечность лежать на земле и смотреть в темно-синее глубокое февральское небо, усыпанное мерцающими большими звездами.
Я чувствую странное единение с Миром. Приходит осмысление всего, и я понимаю, осознаю, какой Он огромный, какой этот Мир всеобъемлющий, и мне хочется упиваться Им, глотать большими жадными глотками, так Он велик. Я смотрю глубоко в необъятный купол ночного неба, и мне не хватает дыхания, чтобы вобрать Его в себя. Вдохнуть Мир. Стать Миром.
Сердце бьется порывисто и резко. Я вижу все совершенно другими глазами, и хочется быть ближе ко всему этому, ближе. Не хватает слов, не хватает мыслей, и я теряюсь, как в океане, и тону, захлебываюсь, захлебываюсь в этом необъятном Мире, в этой темной и бескрайней вселенной, я дышу, но объема легких не хватает, и я хватаю воздух, глотаю его, и не успеваю выдохнуть, хочется еще, еще.
Как мне объяснить это? Я и не хочу объяснять. Хочу, чтобы это продолжалось вечно. Вечно и глубоко, и далеко, этот великий и колоссальный Мир вне времени и пространства, не обремененный мыслями и словами, живущий по совершенно другим законам.
Совершенный.
И я чувствую Его, чувствую Его в себе, чувствую, что я – Мир, что я его часть, но мне хочется больше, еще больше, и я хватаю Мир руками, горстями и охапками, и обнимаю, и прижимаю, и вбираю в себя, и дышу Им, Миром, и не могу надышаться. И Мира мне не хватает, я будто задыхаюсь, его слишком много, и я не могу взять его, забрать его весь, такой большой и глубокий, далекий и великий Мир.
И это моя Вечность. Это мое необъяснимое чувство бесконечности. И я хочу быть ближе. Еще ближе. Я хочу стать частью Этой Вселенной. И это необъяснимо. И божественно.
Прoкoммeнтировaть
... змейлитый 13:44:45
 И мне хочется сейчас быть далеко-далеко.
Потому что мои возможности безграничны. Мой разум чист от всего того, что вы называете нормальным.
И думать хочется совсем не о том, что завтра вставать до рассвета, пить кофе, гладить вещи и расчесывать волосы. Не хочется думать, что мое глубокое спокойствие когда-нибудь закончится, что оно не вечно, и что на место ему придет беспокойство о завтрашнем дне, о дороге, холоде. Я совсем не хочу вспоминать, что завтра мне снова нужно будет встречаться и разговаривать с людьми, искать теплые вещи и быть нормальным человеком.
Прoкoммeнтировaть
... змейлитый 13:40:06
 Февральский воздух – самый горький. Вдыхаю его и чувствую, как легкие изнутри покрываются холодной коркой и колючим инеем. Холод. Он такой сильный и тяжелый, такой плотный, что даже самые сильные деревья застывают в мертвой неподвижности и прогибаются под тяжестью острой наледи на ветках. Птицы давно перестали петь. Если они еще не умерли. Я выдыхаю из себя холод. После нескольких часов на открытом воздухе ощущаешь февраль всем телом. Пока мы не стали замерзшими птицами, нужно зайти домой. По заснеженной тропинке я иду к крыльцу и тащу за руку тебя.
Я разбиваю чашку с засохшими печеньями, когда мы заходим в дом после синей стужи. К счастью.
Счастью?
Мы с тобой пьем кофе на кухне. На неосвещенной старой кухне, пахнущей пылью, травами и табаком. Ещё так темно, что я вижу только очертания твоего худого лица, когда ты придвигаешься ко мне, чтобы шепотом что-то рассказать. В твоих почти бесцветных глазах я вижу своё отражение. Я вижу себя, с небрежно приколотыми волосами, спадающими на лицо. Я вижу себя, в старой фланелевой рубашке, одетой поверх синей измятой водолазки. Я вижу свои руки, я держу кружку с обжигающим черным кофе и убираю волосы с лица. Я смотрю в твои глубокие зрачки и вижу свои узкие карие глаза, я вижу светлые кольца на темном фоне, как кольца возраста у деревьев. Я хочу посчитать их, но ты закрываешь глаза. Здравствуй, дерево.
На твоих острых коленях лежит белая кошка, она мурлычет свою колыбельную, что-то о теплом молоке и пуховых платках, а ты гладишь ее по голове своими красивыми узкими руками. Ты рассказываешь мне что-то про Достоевского, про его детство. Что-то, по-видимому, смешное, потому что ты по-кошачьи щуришь глаза и улыбаешься. Твой голос в серой темноте звучит тихо и мягко, успокаивающе.
У моих ног трется большой полосатый кот, я беру его на руки и начинаю укачивать, как ребенка. Кот закрывает глаза и утыкается носом мне в ключицу. Ты поднимаешь свою кошку, потревоженную, но еще спящую, и перекладываешь мне на колени. Руки кладешь на стол и опираешься одной, поддерживая голову. Вздыхаешь. Странно. Так смешно и по-детски просто. Ты начинаешь рассказывать о долгих питерских дождях, о курящих возле подъезда женщинах и черных зонтах, которые отливают серебром, когда раскрываешь их, выбегая в ливень. Ты рассказываешь о детях, которые радуются редкому, но теплому солнцу. Ты вздыхаешь.
Здесь, в этом большом старом доме, который достался мне после смерти бабушки, тебе очень нравится. Здесь есть белая печка с камином на кухне, есть большие окна, выходящие на поля, лес или старые яблони в саду, есть большой зал, где много цветов. Здесь много широких полок и деревянных стеллажей с книгами, которые ты любишь. Ах да, ведь есть еще сад. Весной в нем цветут яблони, а около дома, прямо под окнами – сливы. Соседи тихие. Старый пасечник да его молчаливый помощник. Ты иногда ходишь к ним попить чай и поделиться новостями. Ты любишь большое зеркало в дальней спальне, оно такое старое, что на нем видны трещинки от давнишних, уже забытых повреждений. Тебе нравится, что в доме три кота, две кошки и бог знает сколько котят. Ты любишь этот дом.
Ты говоришь мне обо всем этом, а я наблюдаю, как за вековыми соснами появляются проблески рассвета. Я смотрю в окно через твое плечо, а ты наматываешь на пальцы мои вьющиеся локоны и отпускаешь, от чего они отпружинивают, и ты по-детски радуешься, улыбаешься и повторяешь забаву снова. Отсюда, из теплой кухни, февраль кажется мне самым лучшим месяцем в году, самым уютным и заботливым.
Кофе остыл. Коты ушли неведомо куда, наблюдать за проснувшимися снегирями. Солнце взошло, и мороз покрыл узорами стекла. Твои глаза бездумно смотрят в пространство. Я молчу. Разглядываю твои светлые волосы, взъерошенные шапкой уже давным-давно, там, на улице. Тебе, кажется, наплевать на это.
Ты передергиваешь плечами, поправляешь ворот измятой старой рубашки и кладешь голову мне на колени. Ты устало закрываешь глаза. Сейчас ты напоминаешь мне того полосатого кота, который, как маленький ребенок, всегда засыпает у меня на руках. Он зевает и жмурится, утыкается холодным носом в ключицы/плечи, и через несколько мгновений уже сладко посапывает и видит теплые сны. Ты тоже спишь. Я приглаживаю твои волосы и смотрю на часы. На старых деревянных ходиках с узорами стрелки показывают семь с чем-то. Сегодня февраль. Утро. Ты, уставший, задремал, положив голову мне на колени и обхватив руками плечи. На часах семь с чем-то. И я люблю тебя.
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
я здесь, забывшись змейлитый 13:36:17
 На что это стало похоже?
Странное, ни с чем не сравнимое чувство спокойствия. Мягкий человеческий (человечный?) голос говорит мне: все в порядке. Голос говорит мне: так и должно быть.
Голос шепчет: оставь все так, как есть сейчас.
Сколько уже прожитых мною лет? Пятнадцать? Тридцать? Тысяча? Сколько я живу в этом промозглом городе, в этом городе разрушенных зданий, городе грязных разбитых улиц, серого неба и брошенных людей? Запускаю старую виниловую пластинку. Она медленно раскручивается, шурша пылью, тоской и старыми воспоминаниями.
Сколько еще людей слышат эту далекую музыку, полную постороннего шума, гомона толпы и криков падающих птиц, так же как я? Сколько еще пустеющих глаз устремлены на этих бегущих людей, на эти грязные следы бродячих собак и на мусор около дверей общественных зданий? Сколько еще таких как я, идущих следом за осенью, живущих во снах и потерявшихся во времени? Много. Кто считает?
Кто этот человек, этот странный полумертвый фантом, сидящий на крыше и считающий все это? Неужели он ведет счет всему, что происходит вокруг? Он знает, сколько раз я останавливаюсь на перепутьях, чтобы снять перчатку и убрать покрытые инеем волосы с мокрых щек. Этот человек сидит где-то, и считает, сколько раз почтальон стучит в дверь, прежде чем засунуть хрустящее и пахнущее духами письмо под дверь. Он усмехается подчас? Ему одиноко. У него ничего нет, но у него есть целый мир.
Я останавливаюсь в нерешительности и оглядываюсь по сторонам. Я вижу, как ветер уносит мокрые обрывки объявлений о приеме на работу, вижу идущего мимо человека в твидовом сером пальто. О чем он думает?
Сколько вопросов. Глупых вопросов, ответы на которые я не хочу слышать. Но я продолжаю задавать их. Да.
Подчас я ощущаю, что я часть всего этого. Этого мира. Я часть этих людей. Ведь все люди задают вопросы. Все хотят знать что-то. Как и я. Я часть их. Я часть человечества. Человечество. Какое слово. Оно большое и всеобъемлющее, оно заставляет дышать глубже и чувствовать, как легкие трескаются изнутри от холода. Слово, заставляющее смотреть вверх, далеко, смотреть туда, где должно быть солнце, а есть лишь клубы дыма, серые хлопья снега и ветер.
Ветер. Я морщу брови и собираю губы в тонкую нить, пытаясь вспомнить мир без него. Я действительно помню, или просто представляю, как это? А как это? Мир без ветра, который спутывает волосы, гонит листья и направляет дождь, как это? Ветер, ветер. Далекий и высокий, он шепчет слова, которые подчас бывают так нужны. Он рассказывает о море, в котором тонут все мысли, все сказанные слова, которое можно сравнить лишь с безграничной, глубокой пустотой. Безмолвие. Так это называется. Ветер рассказывает о людях, которые кричат в пустоту, сползают вниз по обшарпанным кирпичным стенам непонимания и пытаются сделать вид, что живут. Обо всем. О безграничных полях с шуршащими, еще зелеными колосьями, в которых уже пробивается зрелость, сила и вера в будущее. Ветер рассказывает о молчании далеких улиц, о велосипедных звонках и кошке, живущей в мусорном баке за нашим домом. О курящих людях, о сошедших с рельс поездах, о падающих листьях. И во всем этом безграничная, всепоглощающая неизбежность. И тоска.
Тоска, тоска везде. Чертова тоска. От нее никуда не деться, не спрятаться. От тоски не сбежишь в другой город, от нее невозможно уехать/улететь. Она рассказывает свои паршивые старые истории, в которых все одно и то же, только лица другие. Тоска. Она заставляет забиться в темный угол нежилой комнаты, в том старом доме, где половицы скрипят и стонут, где стены покрыты деревом, а на чердаке живет старый серый кот, брошенный кем-то много лет назад. Вдыхать пыль воспоминаний. И сидеть, сидеть неподвижно, пока не срастешься с этой стеной старых писем и чужой лжи. В голове проносятся звуки уже несуществующей реальности, в которой женщины ходили в платьях, дети бегали по тротуарам и коты грелись на солнце. Звуки и ощущения умершего прошлого. Прошлого, где дожди были теплыми, снег был белым, люди – добрыми. А на вопросы всегда находились ответы.
Опять вопросы. Когда же я уйду от них.
Вдыхаю холодный февральский воздух и шепчу:
- Я слышу
Шепчу:
- Я вижу
Я спокойно говорю:
Я здесь.
Прoкoммeнтировaть
вторник, 31 декабря 2013 г.
... змейлитый 22:29:23
 замкнутость век -
это ноябрь,
я до сих не решаюсь написать ответ
на твои письма,
все как-то банально
слишком.
но ты прости за немоту,
верь,
я молчу
с тобой и
жду весну,
сортирную любовь
давно
отсортировал по полкам,
сколько бы не было слов,
в молчании больше толка.
молчание гораздо важнее,
одних лишь слов недостаточно,
в них нет глубины,
рот - это конвейер,
а все океаны -
внутри
глазами на стеклопакет,
запотевший от дыхания.
со вкусом штукатурки на языке
неси добро каждому в руки,
короткое замыкание в себе
может
сжечь дотла,
помни и

береги себя
и тех, кто тебя
любит.

тимофей вертер.
понедельник, 9 декабря 2013 г.
змейлитый 16:02:07
Запись только для меня.
вторник, 3 декабря 2013 г.
... змейлитый 15:41:30
 Мы сильно отличаемся от тех, кто был до нас. Во всём.

Странно. Мы способны повернуться лицом ко встречному ветру, раскинув руки, и, сказав "Прощайте", прыгнуть в пропасть. Мы смеёмся в лицо трудностям и привыкаем не замечать их вовсе. А смеёмся-то как. Хрипло и разрывисто, звонко, с силой. С вызовом.

Упускаем из вида глобальное, смотрим на детали. Привыкли судить людей по своим меркам, и в большинстве случаев зрим в корень.

Смотрим в глаза. Говорим прямо. Бросаем вызов.
Способны кричать о своих чувствах. Способны на невообразимое. Способны сгореть, как фениксы, и воспрянуть вновь. Разрывисто, с силой, с вызовом.

Если ещё можем проявлять себя - то с огнём в глазах.

Другие так не могли. Те, что до нас.

Они шептали - мы кричим. Они плакали - мы смеёмся. Они медленно шли по жизни - мы летим в галоп.

В наше время можно только так проявляться.

Сказать "Аривидерчи"

Жить по принципу "Делай, что хочешь, и будь, что будет".

Категории: Запалм
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
пятница, 9 августа 2013 г.
змейлитый 14:21:20
Запись только для зарегистрированных пользователей.
 


rootПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5

читай на форуме:
пройди тесты:
"Цветок с запахом сигаретного...
Линии Дождя6 часть
читай в дневниках:
Свекровь - она ведь тоже мама!
Планировать что-то в этой жизни...
я ZIK (she)

  Copyright © 2001—2019 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх